Марина (mneby_vnebo) wrote in v_mire_tanca,
Марина
mneby_vnebo
v_mire_tanca

Categories:

Хореография при Петре I (часть 1).

Петр I Алексеевич Великий
Годы жизни: 1672-1725
Годы правления: 1689-1725

Русский царь (1682). Первый российский император (с 1721 г.), выдающийся государственный деятель, дипломат и полководец, вся его деятельность связана с реформами.

С юных лет проявляя интерес к наукам и заграничному образу жизни, Пётр первым из русских царей совершил длительное путешествие в страны Западной Европы. Будучи в Амстердаме, он впервые увидел балет Жана Батиста Люлли "Триумф Амура".




Жан Батист Люлли
(1632-1687)




Жан Батист Люлли родился во Флоренции, в 1646 году он приехал в Париж, как слуга из свиты кавалера де Гиза. Виртуозный скрипач и одаренный танцовщик-мим, обладавший к тому же незаурядной жизненной хваткой, деятельно строил свою судьбу. Он начал сочинять танцевальную музыку для интермедий опер и балетов, дающихся при дворе, и выступал в них сам. Уже через месяц корольназначил его композитором инструментальной музыки, и с тех пор Люлли стал постоянным участником придворных увеселений, подвизаясь преимущественно в ролях буффонного плана, чаще всего в маске Скарамуша.

"Триумф Амура" - один из самых знаменитых балетов Люлли. Смысл всего балета в том, что Амур - Бог любви - властен над всем живым.


Сент - Обен Габриель. Триумф Амура.1752г.

Эта был первый балет, в котором после долгого запрета на балетную сцену вышли женщины, ранее их заменяли замаскированные и наряженные под женщин танцовщики. В балете-пасторали Люлли было 4 танцовщицы, имя солистки нам неизвестно, в обществе её называли мадемуазель де Лафонтен. Словно сама Терпсихора сошла к грешным в тот миг, танец её пленил взор каждого смертного. Одним жестом она смогла выразить всю страсть и нежность. Три корифейки сопровождали эту Королеву и звались они - м-ль Лепентр, м-ль Фернон и м-ль Роланд.



Идея театра понравилась Петру I, он считал театр эффективным средством общественного воспитания. Бассевич - один из современников, близких к Петру, - писал: "Царь находил, что в большом городе зрелища полезны". Если театр царя Алексея Михайловича преследовал политические цели, но ориентировался на очень ограниченный круг придворных, то петровский театр должен был вести политическую пропаганду в широких слоях городского населения.

В 1698 - 1699 годах в Москве находилась труппа актеров-кукольников. Возглавлял их венгр Ян Сплавский. Кукольники давали представления не только в столице, но и в провинции. Известно, что в сентябре 1700 года некоторые из них были посланы " для показания камедиалных штук" на Украину, а Ян Сплавский - в волжские города, включая Астрахань. И вот в 1701 году царь дает тому же Сплавскому поручение отправиться в Данциг для приглашения на русскую службу комедиантов.

В Данциге Сплавский вступил в переговоры с одной из лучших немецких трупп того времени, возглавляемой актером Иоганном Кунстом. Соглашение было достигнуто, но труппа побоялась ехать в Россию. Пришлось за актерами посылать вторично. На этот раз, летом 1702 года, Кунст и его актеры в количестве восьми человек прибыли в Москву. Согласно заключенному договору, Кунст обязывался верно служить его царскому величеству.

Пока велись переговоры с труппой, долго обсуждался вопрос о том, где и как устроить театральное здание. Предполагалось оборудовать под театр старое помещение во дворце над аптекой. Временно же под спектакли был приспособлен большой зал в Лефортовом доме в Немецкой слободе.



Когда решили все вопросы, касающиеся помещения, то добрались, наконец, до «комедийных писем», то есть пьес, которые в Посольском приказе «переводили с поспешением». И здесь возник вопрос: на каком языке их будут «отправлять»? «Надобно, конечно, на русском», - слал волю Петра Головин. «И тому Сплавскому (как посулил), чтоб таких вывез, приказано, чтоб умели исполнить», - напоминает грозно боярин. Но ведь за месяц и даже за два не выучишься по-русски! Тогда-то и родилась идея - уже не новая и испробованная во времена Алексея Михайловича - отдать к «начальному комедианту» Кунсту «из русских робят, каких чинов сыщутся, в ученики десять человек, к тому делу удобных». Такой приказ удручил дьяков несказанно: где достать плотников для постройки комедийной храмины - они знали. Но где же сыскать им русских ребят, годных к комедии?! И кто мог быть к ней пригоден?!

Стали приглядываться: кто из молодых побойчее, посмышленее, кто повертлявее да коленца выкинуть умеет, кто к «кумплиментам» горазд - и отобрали девятнадцать человек «из подьячих и из посадских людей», из Ратуши, из Монастырского и Сибирского приказов, из Номерной таможни и из купецких людей. В конце октября «сказан им его Великого государя указ, чтоб они комедиям учились в Немецкой слободе у комедиянта Ягана Куншта и были б ему в том учении послушны», а Кунста обязали, «чтоб он их комедиям учил с добрым радением и со всяким откровением». «Начальный комедиант» отобрал из присланных двенадцать человек. Первым, самым прилежным и лучшим среди них стал вскоре Федор Буслаев, а самым разбитным — Василий Теленков, позже заслуживший прозванье «Шмаги-пьяного».

Первый спектакль состоялся 16 декабря, давали комедию «русскую и немецкую» - «О крепости Грубетона, в ней же первая персона Александр Македонский».
И сам спектакль, и атмосфера вокруг него совершенно согласовывались со вкусами Петра. Один из историков-очевидцев скажет позже: «Петр наводил политес с маниру голландского, матросского». И действительно, часто в публичном месте, где появлялся царь, возникала атмосфера таверны: он любил, чтоб было людно, шумно, чтобы женщины разделяли общество мужчин, громко смеялись, непринужденно общались и раскованно, а то и разнузданно шутили. Так было и в Лефортовой палате: зрители представляли собой пестрое смешение родовитых и «безродных выскочек», сановных, титулованных и торговых людей и купцов; старая русская знать мешалась с иноземными военными и мастеровыми; они непринужденно обращались друг к другу и к окружающим; женщины сидели рядом с мужчинами. А в самой комедии было много грома, пушечных выстрелов, пальбы. Окрыленный первыми победами Петр хотел их шумно отпраздновать - Кунст в этом отношении вполне угодил ему. Очень польстило царю и сравнение его с Александром Македонским.

Для полного удовольствия присутствующих в спектакле было много музыки. «Яко бо тело без души, тако комедия без музыки состояти не может, - заявлял Кунст в одной из своих «просительных статей» и вопрошал: «Где мне музыкантов, трубачей и литаврщиков добыть?» Вопль был услышан, и в представлении участвовал довольно большой оркестр, состоящий из музыкантов, приехавших в Россию как раз в 1702 году: семеро прибыли из Гамбурга; шестеро гобоистов - из Берлина; четырех музыкантов специально прислал из Польши князь Огинский; «из голландской земли» вступили в русскую службу музыканты Яков Кокю с сыновьями Янусом и Карлом, служивший еще и танцмейстером. Все они были заняты в театре.

Зрители ушли вполне довольные спектаклем, но главное - сам царь «пожаловал русских учеников комедиянтов, Федора Буслаева с товарищи двенадцать человек, велел им дать своего великого государя жалованья для их ученья к прежним ста рублям еще сто рублев». Однако устроитель комедии Кунст остался представлением неудовлетворен: его не устраивало помещение Лефортовой палаты - на ее сцене многое оказывалось невозможным.

В марте 1703 года достроили настоящее театральное здание - «комедийную храмину» на Красной площади «за две сажени триумфальных светлиц, против прежнего размеру со умалением, длинником восемнадцать и поперечником десять саженей» (36 х 20 м).



А около театрального дома приказано было сделать несколько изб «с малыми сенцы для приезду желающим действа комедийного смотреть» и к самой храмине пристроить «две избы трех сажень, потому что в зимнее время комедиантам в платье убираться негде».

Внутри комедийной храмины устроили «театрум, хоры, чуланы и нижние места». А для того, чтобы мы могли представить себе внутренний вид этого театра, обратимся к Антиоху Дмитриевичу Кантемиру. Именно он первым постарался объяснить устройство зрительного зала: «Палата та, где играют оперы, разделена на три части. Вошедши дверьми, к передней стене сделан феатр, или место, на котором изображатели представляют свои действа. Около прочих трех стен кругом сделаны в несколько рядов чуланчики маленькие, из которых смотрят оперу знатнейшие особы. Порожнее место меж феатром и чуланчиками называется партер». Правда, слово «партер» еще не фигурировало в комедийной храмине, а называлось «нижние места» и здесь стояли «лавки». «Чуланчики» (как вы поняли, это ложи) были «выписаны цветным аспидом» и имели шторы. На «хорах», или балконе, также находились «смотрительные места».

Однако Иоганну Кунсту не пришлось «действовать» на новом большом театре - в феврале 1703 года он внезапно умер. На его место попросился золотого дела мастер Отто Фюрст (по-русски прозывавшийся Артемий) - «иноземец цесарской земли», давно проживавший в Москве. Боярин Головин продолжал неусыпно следить за вверенным ему театром, и по его приказу вместо Кунста взяли Фюрста.

продолжение следует
Tags: история балета, статьи, театр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments